Олег Тягнибок

Олег Тягнибок

ВО "Свобода"

Украинский политик, председатель правой националистической политической партии Всеукраинское объединение «Свобода».


Народный депутат Украины III и IV созывов, кандидат на пост Президента Украины на выборах 2010 года.


Позиционирует себя как националист.


Официальная страница Олега Тягнибока:

www.tyahnybok.info

Новость от 17.09.2010 г.
Годовщина пацификации
В сентябре 2010 г. исполняется 80-я годовщина со времени так называемой пацификации - масштабных репрессий, к...

Выступление Олега Тягнибока на "Радио Эра-FM" (полная версия)

Главная - Выступление Олега Тягнибока на "Радио Эра-FM" (полная версия)

Выступление Олега Тягнибока на "Радио Эра-FM" (полная версия).

Олег Тягнибок о перспективе досрочных парламентских выборов, о шансах ВО "Свобода" на этих выборах, и о законе относительно государственной службы, принятый в первом.

25.09.08, Радио Эра-FM, От первого лица, 18.09

Сергей ДОЙКО:

Сегодня гость нашей студии это Олег Тягнибок, лидер всеукраинского объединения "Свобода". Главные вопросы нашей программы это перспектива досрочных выборов в парламент, готовность к ним политических сил, которые ныне в парламенте не представлены, а также готовность и шансы тех, которые сегодня уже есть в Верховной Раде. Будет идти и о коалициаду под таким углом зрения: чему политическим партиям сегодня так тяжело договариваться между собой, в чем здесь главная причина. Это некоторые вопросы, которые мы нарушим в нашей программе сегодня.

Господин Олеже, я попробую... вы только не обижайтесь, хорошо?

Олег ТЯГНИБОК:

На оскорбленных воду возят.

Сергей ДОЙКО:

Вам так хочется в парламент, вот я ощущаю, что большинство политических сил говорит, что преждевременных выборов нетреба, а ваша сила говорит, что они необходимые. Что, так хочется туда пройти?

Олег ТЯГНИБОК:

Это абсолютно природньо. Любая внепарламентская партия стремится к тому, чтобы стать парламентской, и соответственно для нашей организации такая перспектива, как преждевременные выборы, есть возможность не просто засветиться еще раз на политическом фоне, но , учитывая настоящие политические условия и обстоятельства, попасть в парламент и наверное впервые в украинской истории уже в декабре-месяце иметь фракцию националистов в украинском парламенте.

Сергей ДОЙКО:

Господин Олеже, я все прекрасно понимаю, но люди не особенно, так сказать, тяготеют к преждевременным выборам и политические силы не тяготеют. Тогда как спивставити то ваше желание, которое вам просто хочется туда попасть - это нормальное желание абсолютно, если бы я был, например, лидером политической силы, мне тоже хотелось бы роста, возрастать и развиваться - с тем, что оно государству не надо это все?

Олег ТЯГНИБОК:

Ну, здесь есть несколько аспектов. Во-первых, плохой тот солдат, который не хочет стать генералом. Во-вторых, если уже созданная политическая партия, то ее основная задача посредничать между людьми и властью. Задача политической партии, а не общественной организации это бороться за власть, и я этого не скриваю. И когда мне кто-то забросает "вот вы хотите власть", - так, я хочу власть для того, чтобы реализовывать все свои стремления и все свое видение, для того, чтобы мое мировоззрение и мировоззрение моих побратимов и посестрив, которые вместе со мной, реализовать в украинском государстве.

Абсолютно с вами соглашаюсь, значительная часть украинцев сейчас не настроена на выборы, им это все надоело, но они должны понять, и я надеюсь, рано или поздно они это все осознают, что с настоящим парламентом все равно государства не построишь, как бы они там не передвигали карты, которую бы сейчас коалицию не сделали. А мысль политических партий, особенно тех банкротов, которые сегодня есть в парламенте, той лже-елити, меня уже абсолютно не волнует.

Сергей ДОЙКО:

Господин Олеже, как вы ощущаете, вот вы с людьми общаетесь, люди, граждане, избирателе, скажем так, электорат... ну, лучше избиратели, так как электорат это нехорошее слово, как-то так звучит не очень, они разделяют ваши планы, идеи, стремление?

Олег ТЯГНИБОК:

Могу вам сказать, что после русско-грузинской войны ВО "Свобода" решило провести всеукраинскую акцию "За сильное государство". Эта акция как раз и предусматривала проведение в областных центрах митингов разных, демонстраций, маршей и встреч в залах. Уже проведено было в пяте областях подобные мероприятия, и мы не надеялись на такое большое количество людей, и это учитывая, что люди сейчас стали более аполитическими, люди сейчас разочарованы, люди не ходят на политические меры, но наши залы были переполнены, на площади было масса людей, и люди проявляли свою эту активность. Это говорит только об одном: интерес к нашей политической силе сегодня есть огромный, учитывая то, что люди разочаровались во вранье и обмане тех, за кого они голосовали...

Сергей ДОЙКО:

Господин Олеже "сегодня", или "уже сегодня"?

Олег ТЯГНИБОК:

Уже сегодня.

Сергей ДОЙКО:

Интерес? А раньше не было?

Олег ТЯГНИБОК:

Видьте...

Сергей ДОЙКО:

Ну, вы не в парламенте, чему я и спрашиваю.

Олег ТЯГНИБОК:

Правильно. Раньше о ВО "Свободу" существовали определенные мифы. Первый миф, который распространяли наши политические оппоненты, дескать, не голосуйте за "Свободу", так как она все равно не пройдет, хотя у нее хорошая программа, у нее есть честные списки, нет к чему, извините за слово, доколупатися, дарите за такое непарламентское слово, но вы за нее не голосуйте, проголосуйте за нас - за БЮТ, за НУ, мы создадим коалицию и сделаем жизнь лучше. Ну, как показало время, этого не произошло. Соответственно те люди, которые купились тогда на это вранье, на этот миф против "Свободы", разумеется, что они сейчас, скажем, к нам привлекают внимание.

Сергей ДОЙКО:

Господин Олеже, но же со стороны подвергать критике или оценивать... вот вы говорите, там, люди надеялись, а они коалицию не создали, такой там бедлам сейчас происходит в той Верховной... Ну, сейчас уже не происходит, так как голосование длится, но же вы со стороны на это все смотрите, будто легко же?

Олег ТЯГНИБОК:

Дарите мне, пожалуйста, так, конечно, подвергать критике намного легче, но я сознаю, что завтра, будучи уже при власти, мне придется учитывать то, что меня уже кто-то сможет подвергать критике. Поэтому сегодня я думаю не только о выборах, а о том, каких людей я приведу в парламент, как мы сможем реализовать те обещания и те ожидания, которые на нас люди возлагают, и какие люди от "Свободы" смогут войти в исполнительные органы власти, как они смогут работать, чтобы себя не скомпрометировать и соответственно, чтобы мы не получили тех порций критики. Больше того, как вы заметили, я не подвергаю критике сейчас перед выборами. То, что я говорю сейчас, я слово в слово говорил год назад, два года назад. Ничего же не изменилось.

Сергей ДОЙКО:

Не изменилось, так чего же они в парламенте?

Олег ТЯГНИБОК:

Так как такая была ситуация - раз, так как люди поверили...

Сергей ДОЙКО:

Сейчас ситуация другая?

Олег ТЯГНИБОК:

Так. В результате ссоры между БЮТ и НУ, в результате их конфликтов и борьбы за должности и полномочие, "Свобода" получила серьезный шанс - на нас начали обращать больше внимания именно из-за того, что мы выступаем на национальном поле этой третьей силой.

Следующий момент. Скажем, грузино-русская война, соответственно определенная радикализация общества, т.е. люди нуждаются в сильной власти, люди нуждаются в решительной, твердой власти. Страх перед возможной войной в Украине, так как когда война была в Ираке, это было где-то далеко, а когда она уже тут под нашими границами, и Украина выступила третьей силой вне своей воли, как третий участник, третья сторона в результате того, что Черноморский флот РФ принял участие в военных действиях, и когда мы имеем проблемы в Крыму, где мы имеем вопрос с двойным гражданством, и Кремль может абсолютно четко сейчас начать защищать своих соотечественников в Крыму, если захотит военную агрессию против Украины и тем самым может объяснить ее, соответственно люди ощутили страх за будущее свое и своих детей. Соответственно у людей появилось ощущение, что армия должна быть сильной и власть...

Сергей ДОЙКО:

Господин Олеже, то, что сильная власть и сильная армия это однозначно, а где же...

Олег ТЯГНИБОК:

и они хотят увидеть ту власть, которая им это обеспечит.

Сергей ДОЙКО:

А где же политическая гибкость, дипломатическая гибкость? Вы так говорите "сильная власть"... Конечно, но же есть такие определенные моменты, где возможно не так ребра высказывать ту или другую позицию?

Олег ТЯГНИБОК:

А є разные ситуации: где-то надо ребра, а где-то надо дипломатично обходить. Поверьте, я думаю, что вы это делаете замечание, которые "Свобода" не является такой партией, которая вот она, как это говорят, лупит. Мы, конечно, учитываем разные моменты. Скажем, здесь догмы неуместные.

Сергей ДОЙКО:

То, что Ющенко принял участие в митинге в Тбилиси, вы помните, это "ребра" или "дипломатично обходить"?

Олег ТЯГНИБОК:

Ну, видьте, это уже есть следствия, вот скажем, тех ошибок, которые были сделаны раньше. Ющенкови надо было делать правильные шаги в 2005 году, когда он стал президентом, и после инаугурации ему однозначно надо было распускать парламент, а не забавляться с теми бандитами, которые должны были сидеть в тюрьмах, и не начинать с ними дружбу водить. Ему нужно было вести четкую и конкретную национальную кадровую политику, надо было однозначно изменить внешнюю политику в своем отношении как к Европе, так и к России, в отношении государства. Я так считаю, что Ющенко должен был учесть тот законопроект, который был мной предложенный, о люстрации и об обнародовании списков агентов КГБ, которые находились или находятся на государственной службе в Украине. Кстати, надо было сделать то, что сделала Польша, Прибалтика, Чехия и другие страны Восточной Европы, которые лишались от колониального советского режима.

Этого не было сделано, окружение президента было другое, соответственно было обещано аж пятерым людям посада премьер-министра, и когда выбор, возможно даже и не без русского влияния, пришелся на госпожа Тимошенко, разумеется, что сдача четыре бывших соратников господина президента сразу начали бороться вместо того, чтобы объединять команду. Так и сейчас оказалось, что все эти дорогие друзья, кумовья, которых он так пригревал вокруг себя...

Сергей ДОЙКО:

А чему пригревал, кстати?

Олег ТЯГНИБОК:

А вы знаете, мне кажется, что это есть такая может черта украинцев, но я думаю, что у президента есть как бы момент личной черты. Они очень хитро сделали: они начали к нему как бы так подходить... Ну, то же было все, я же не выгадываю что-то новое, это же было на глазах у общества. Так начали подходить к нему, к его семье, влезать в его семью, которое добро делать, знаете, что-то помогать, перепрятывать его семью, когда якобы были большие проблемы, а потом приходить к нему и говорить "Виктор Андреевич, ты теперь президент, я же тебя перепрятывал, дай мне должность министра, там, чрезвычайных ситуаций"...

Сергей ДОЙКО:

А мог такой человек говорить "ты же теперь президент, я же тебя финансировал"?

Олег ТЯГНИБОК:

Однозначно. Кстати, кто платит деньги, тот и заказывает музыку. Вопрос финансирования є очень деликатной вещью и я, как глава партии, это абсолютно ощущаю, я для себя четко понимаю, что мне нужны сейчас не спонсоры, как и всегда, мне нужны меценаты. Т.е. те, кто сегодня финансируют "Свободу", это те люди, которые отдают деньги на идею. Т.е. я понимаю, что я ни в каком случае не могу работать со спонсорами...

Сергей ДОЙКО:

и сколько сейчас идея?

Олег ТЯГНИБОК:

Ну...

Сергей ДОЙКО:

И я понимаю, не надо отвечать на этот вопрос.

Олег ТЯГНИБОК:

Нет, я могу ответить...

Сергей ДОЙКО:

Это я уже в своем стиле, понимаете?

Олег ТЯГНИБОК:

Нет, вы правильно задаете вопрос. К величайшему сожалению...

Сергей ДОЙКО:

Я сейчас фильм упоминаю, знаете: "правосудие продано", помните?

Олег ТЯГНИБОК:

Идея меньше сейчас стоит, чем, скажем, определенный прагматизм при власти. Но вот возьмем последний пример - наводнение в Западной Украине. К нам пришло несколько серьезных бизнесменов, которые принесли деньги. Вот я называю - полмиллиона принесли и сказали, что не верят той продажной власти, которая если они те деньги дадут на счета, которые предлагают, они пропадут или их украдут. Они поверили нам, так как слушали нас по радио, телевидению, читали наши программные основы, знают наших людей на местах, они нам поверили. И те деньги, которые нам дали непосредственно, мы использовали, в частности покупая какую-то там технику бытовую, или доски, или дамбы делая, или мосты уже непосредственно на местах. Мы, конечно, прозвитували, показали цифры, и те люди ощутили, что нам можно верить. Но они же принесли нам те деньги, значит они нам поверили.

Сергей ДОЙКО:

Господин Олеже, очень много у меня еще вопросов, просто здесь как раз по событиям хочу пройтись. Вот я сколько сегодня пересматривал и ваших заявлений, и интервью, и то, что связано вообще с ВО "Свобода", вот 28 сентября - есть такая информация - в Симферополе будет собрание крымской республиканской организации "Свобода", и будет обсуждаться вопрос относительно создания инициативной группы из проведение всеукраинского референдума из ликвидации статуса автономной республики Крым. Побьют ваших побратимов там, господин Олеже, я так думаю. Уже коммунисты Крыма заявили, что по крайней мере не дадут вам там собраться, ну это так, мягко, возможно они заявили, но я себе так думаю, что все может быть.

Олег ТЯГНИБОК:

Не пугайте нас коммунистами...

Сергей ДОЙКО:

И то не пугаю...

Олег ТЯГНИБОК:

Пусть они нас самые боятся. "Свобода" как придет к власти, мы обязательно проведем публичный судебный процесс над коммунизмом, устроим им Нюрнберг-2, и они еще будут отвечать за те преступления.

Сергей ДОЙКО:

Это не радикализм ваш, господин Олеже?

Олег ТЯГНИБОК:

Нет, это справедливость.

Сергей ДОЙКО:

Возможно этот радикализм и видлякує, так как...

Олег ТЯГНИБОК:

Подождите, ну извините, 20 миллионов украинцев было уничтожено. Я могу говорить лично...

Сергей ДОЙКО:

Но же за коммунистов голосуют, они же в парламенте, господин Олеже.

Олег ТЯГНИБОК:

Ну, пока что, но это, возможно, уже в последний раз. Знаете, у меня есть личная так же мотивация: вот моя мама, ей сейчас 63 года. Когда ей было 5 лет, пришли эти ребята из Кремля, за кожуру ее взяли и на 8 лет отправили ее на Сибирь. Ну чем виновная была пятилетняя девочка, которая провела в ссылке в Томской области фактически все свои юношеские года? Моего деда одного вообще замуровали живьем в тюрьме, ему было 34 года, у него было четверо детей. Вот объясните мне теперь, пожалуйста, вы хотите сказать, что за те преступления никто не должен отвечать? Возможно это у меня личная мотивация...

Сергей ДОЙКО:

Возможно.

Олег ТЯГНИБОК:

Но таких как я есть миллионы семей украинских, которые пострадали от большевистского режима. Но в конце концов время расплаты, скажем, справедливости обязательно настанет. Тем более, ПАРЄ рекомендует нам, украинцам, провести соответствующее осуждение преступлений коммунистического режима.

Так вот. Эта идея относительно проведения соответствующего референдума не возникшая сейчас. Это записано в нашей программе, мы выступаем за то, чтобы Украина, как унитарное государство, обязательно не имела никаких автономий, тем более, что мы, кроме Крыма, имеем еще две, скажем так, мины замедленного действия, которые могут взорваться - Закарпатье и так называемый "писсуар". Соответственно мы считаем, что надо сделать так, чтобы не было никаких автономий, а были области: скажем, Таврийская область. Мы предлагаем, чтобы Севастополь так же потерял соответствующий статус какого-то специального города...

Сергей ДОЙКО:

Это утопия, господин Олеже, так как даже крымские татары на это не пойдут.

Олег ТЯГНИБОК:

Я вам объясню и вы убедитесь, что это не утопия. Знаете, что мы сделаем с Севастополем? Мы предложим Севастополь превратить в такое себе порто-франко, свободную экономическую зону. Это есть уникальный город, так как там вода не замерзает. И лучше пусть там жители Севастополю зарабатывают не небольшие деньги за то, что там существует военная русская база, а на потому, что это будет наибольшая гуртивня в Украине, и они будут серьезно зарабатывать на кораблях, которые будут иметь соответствующие таможенные упрощенные процедуры, и там таким образом, на том порто-франко, можно будет серьезно подняться как людям, так и государству.

Сергей ДОЙКО:

Это реально сделать?

Олег ТЯГНИБОК:

Абсолютно реально, надо иметь просто политическую волю и желание.

Сергей ДОЙКО:

Я просто чему спрашиваю или реально, так как там на Черноморском флоте 50 тысяч людей уже зарабатывают деньги, а вы их сейчас будете оставлять работы...

Олег ТЯГНИБОК:

А кто зарабатывает деньги? Давайте будем откровенно говорить. Нам вообще надо привести порядок с теми русскими военными, которые вместо того, чтобы находиться в пределах своей части, могут по всей территории Украины разъезжать. Ни одна страна мира не может себе разрешить такие вещи. Больше того, когда мы хотим интегрироваться в Европу, когда мы ставим вопрос относительно вступления, скажем, в НАТО, то мы должны лишить себя иностранной базы. Если в нас будет иностранная база, никто нас, никакое НАТО не будет принимать, и я думаю, все это прекрасно понимают. Через то нам нужно определенной экономической выгодой заманить людей, чтобы они были заинтересованы это сделать...

Сергей ДОЙКО:

Извиняйте, что перебиваю, но я хотел бы еще относительно люстрации. Вот вы три "К", так сказать, отмечаете - коммунисты, кадебисти и кучмисти. Ну, я могу понять коммунисты и кадебисти - это как бы ясно. А Кучмисти это такое понятие, знаете, ну... при Кучме все мы как бы и жили и были, и я вам скажу, что у меня, например, при Кучме такие вот творческие были в журналистике достижения, то как я имею себя воспринимать - кучмист или не кучмист? Т.е. мне надо, чтобы вы сейчас объяснили, что именно вы вкладываете у это понятие, так как вот на этом тли, мне так выдается, наибольшее недоразумение у людей возникает: кучмист - это что, это как?

Олег ТЯГНИБОК:

Если мы говорим о люстрации, мы не выгадываем Америку. Даже тот закон, который я предложил в парламенте, он есть сейчас зарегистрированный в Верховной Раде, он не был полностью мной написанный, я его не придумал. Это была часть чешского закона, часть польского, часть немецкого, т.е. я взял симбиоз лучших традиций европейского законодательства. Люстрация это есть устранения от власти определенных категорий людей на определенный период времени. Т.е. если мы говорим о коммунистах, обычно мы не всех считаем, кто был членом КПСС. Многие люди поступало в партию, чтобы сделать карьера, чтобы защитить диссертацию, чтобы просто выжить там, и мы это прекрасно понимаем. Речь идет об определенных должностях, скажем, первые секретари райкомов, обкомов, идеологические работники, инструктора и так далее - эти должности будут выписанные.

Например, агенты КГБ. Как делала Прибалтика и Восточная Европа: делают достоянием гласности списки агентов КГБ, например, кто є сегодня депутатами парламента, министрами, кто может претендовать на государственную службу. Если они работали на советские спецслужбы, им просто будет непозволительно занимать государственные должности. И то же самое касается кучмистив. Мы же не говорим о всех людей, которые жили в эпоху Кучмы, мы говорим о прислужниках того режима, которые тогда сотрудничали и занимали непосредственно...

Сергей ДОЙКО:

Так как я могу определить прислужник я или не прислужник?

Олег ТЯГНИБОК:

Объясняю как - должностями. Если ты был во времена Кучмы премьер-министром, то ты попадаешь под люстрацию. Если ты был министром, главой обладминистрации. Будут определены конкретные должности, и это в законе должны быть сказано...

Сергей ДОЙКО:

Народным депутатом?

Олег ТЯГНИБОК:

Однозначно. Так, можно.... Нет, народный депутат это же есть выборная должность, вы меня зловили.

Сергей ДОЙКО:

Зловив, зловив!

Олег ТЯГНИБОК:

Народный депутат есть выборная должность, это немножко другое. Нет вопросов: народный депутат, который тогда был в фракции "Заєду", так я согласный, нет вопросов.

Сергей ДОЙКО:

Ах так. Так вы вышли из ситуации.

Олег ТЯГНИБОК:

Или СДПУ (о), т.е. в той фракции...

Сергей ДОЙКО:

Я понимаю...

Олег ТЯГНИБОК:

Дарите, если я был позафракцийним и меня избрали люди, то я же не служил поэтому режиму Кучмы, если вы меня имеете на внимании.

Сергей ДОЙКО:

Это вам виднее.

Олег ТЯГНИБОК:

То не мне виднее, то имел бы парламент постановить. Итак, те люди, которые подпадают под люстрацию, их даже в тюрьму никто не будет садить, им просто будет запрещено на 10 лет занимать какую-то государственную должность.

Сергей ДОЙКО:

Что это даст?

Олег ТЯГНИБОК:

Что это даст? Это даст, во-первых: пусть они там себе огурцы продают на базаре, тем самым зарабатывая в киоске "Сникерси", или едут в Италию, или в Португалию, или в Москву на заработки. Так пусть зарабатывают себе на жизнь. Это даст то, что будет высвобожденный целый ряд государственных должностей, а это означает, что люди, которые фактически является потенциальной агентурами, или потенциальными вредителями, или сепаратистами, не будут в государственной власти, а это даст еще один очень важный момент - масса, сотни тысяч выпускников украинских вищив, молодых людей, которые сейчас имеют другое, европейское видение на развитие государства, на развитие украинской наций, смогут занять эти вакантные должности, ведь наши дети, которые заканчивают институты сегодня, они или на улице оказываются, или работают не по специальности...

Сергей ДОЙКО:

Или у генерала есть свой сын, так?

Олег ТЯГНИБОК:

У генерала есть свой... Или выезжают. Больше того, когда состоится люстрация, когда в нас состоится целый ряд вакантных должностей, мы сможем начать возвращать наши розуми сюда в Украину, это увеличит серьезно инновационное развитие украинского государства, усилит украинскую науку, мы создадим престижность украинского государственного служащего, а соответственно и украинского государства. И это даст новый толчок для развития страны, т.е. не будет... Нации должна видеть цель - куда мы идем, и видеть дорогую, по которой мы идем. Сегодня того нет, нет этой, скажем так, не идеологии, а того пути нет.

Сергей ДОЙКО:

Господин Олеже, чему таких как вы не так много?

Олег ТЯГНИБОК:

Ну, я думаю, что рано или поздно будет много, так как люди уже... Наши люди есть очень добрыми за ментальнистю. Если наши люди уже поверили какому-то политику, какому-то ли известному человеку, владоможцю, то они вместо того, чтобы в случае ошибок этого политика подвергать критике его и выдвигать, как, например, делали казаки со своим гетманом, то наши люди чему-то начинают объяснять себе ошибки этого политика. Вот Юля что-то такое сделала - нет, Юля же хорошая, я вот сам себе объяснил чему она такое сделала. Вот Ющенко что-то сделал - и нет, он же же мудрый, я сам себе объясню, чему он так сделал. Или Янукович что-то сделал - так это же наш пацан, где-то он там на соседней улице живое, т.е. просто не может так поступать.

Сергей ДОЙКО:

А откуда у людей вселяется это - "мудрый", "хорошая", "наш пацан"? Т.е. возможно есть какие-то стереотипы или очертания, которые, ну... четыре года как минимум надо, чтобы они выходили, выбивались, если хотите?

Олег ТЯГНИБОК:

Ну, видьте, сколько десятков лет мы жилы в системе страха? Нации пережила голодомор, нации пережила огромные репрессии, нации уничтожали, расстреливали, я же говорю - 20 миллионов. От поколения до поколения уже даже генетически передается тот страх, и нам тот страх надо разрушить - страх перед властью, страх перед силой нам надо разрушить. Нам надо сделать, чтобы люди ощутили свою способность, успешность и перспективы.

Сергей ДОЙКО:

Господин Олеже, вы уже об этом говорили, я в Интернете видел очень много информации, ваших оценок, но я под таким углом зрения вам задам вопросы: это первое чтение закона о держслужбу: да, действительно, написано, там, украинский язык, русский язык... Вот если бы там дописали еще "один официальный язык ЕС - английская или французская" - возможно, я бы вообще вам этого вопроса не ставил сейчас, но есть украинская и русская. Если есть русская, никто не будет украинской разговаривать, это же очевидно, правда?

Олег ТЯГНИБОК:

Абсолютно верно. Статья 21 этого пресловутого закона о государственной службе четко отмечает, что лица, которые вступают на государственную службу и претендуют на занятие должностей, должны отвечать таким требованиям: кроме высшего образования, "свободно владеть государственным и русским языками". Это не удивительно, поскольку автором этого проекта выступил знаменитейший Виктор Янукович, и мы понимаем, что ПР одной из своих предвыборных обещаний имела вопрос русского языка как второй государственной. Больше того, ПР в последнее время активно подвергают критике их избиратели, что они не придерживаются своих позиций. Вступив в союз с БЮТ, да еще и при московскому, как это говорят, покровительстви, они, я думаю, решили таким образом реализовать и убить двух зайцев - с одного стороны они могут теперь идти к избирателям и говорить, вот вам русский язык, а с другой стороны, поскольку они боятся броска со стороны БЮТ, и это есть абсолютно очевидно, то они определенным чином их немножко подставили.

БЮТ в свою очередь или не сориентировался, хотя я не верю, что они не сориентировались, думаю, что это был просто обмен на какие-то другие голосования, думаю, что госпожа Тимошенко и ее команда не просчитали, которая будет бушующая реакция украинского общества, особенно национального избирателя, который на прошлых выборах активно поддерживал Тимошенко. Однозначно он отойдет сейчас от Тимошенко. И все эти разговоры, знаете, вся и лапша на уши - якобы это есть лишь в первом чтении, это можно избирателям говорить. Вот мне это не надо говорить, так как я 8 лет был в парламенте, я четко понимаю, что законы, которые постановляют в первом чтении, это...

Сергей ДОЙКО:

Из языка просто снимаете вопрос...

Олег ТЯГНИБОК:

Это концептуальное видение закона.

Сергей ДОЙКО:

Я только что хотел сказать, что это лишь первое чтение.

Олег ТЯГНИБОК:

Правильно, но это концептуальное видение закона. Во втором чтении детали обсуждают и возможно снимают какие-то статьи, но для этого надо 226 голосов. Давайте будем откровенными. БЮТ сейчас говорит, что во втором чтении все исправит, но в них есть 226 голосов? В них вместе с НУ может есть 226 голосов? Конечно, нет. Больше того, в самому БЮТ Фельдмани, там, Абдулини открыто выступают за одну и ту же другу государственный язык русскую. Пойдет ли Янукович на то, чтобы оказать содействие БЮТ? Не пойдет, тем более, что в ПР есть тоже определенный раскол - всем известно, что есть люди Януковича, которые тяготеют к коалиции с БЮТ, и есть люди Ахметова, которые наоборот с президентом. Больше того, есть последние сообщения, которые ПР вышла из переговорного процесса и уже сейчас готовится к преждевременной избирательной кампании. Т.е. БЮТ сам себя поставил в очень неудобную позицию: имело того, что они обманули избирателей, которые фактически, де-факто не была созданная эта так называемая демократическая коалиция, которая обещалась; имело того, что они пошли с ПР и поставили себя как бы в позицию Мороза-2; имело того, что Тимошенко активно начала ездить в Москву и вылезли наружу ее консультации с кремлевской властью, и неизвестно, какие поступки можно ожидать от ее в угождение России, так они еще этим голосованием поставили себя в сильное неудобное положение. И то, что, скажем так, национальное лицо БЮТ типа Яворивского, Мовчана и других сегодня стараются каким-то чином оправдывать, это только усугубляет ситуацию, так как наоборот я, например, предъявляю обвинение всем тем националам, которые есть в БЮТ, в том, что они стали определенным щитом для Тимошенко перед украинским избирателем, так как именно они ездят на Запад, в центр и говорят, что Тимошенко делает правильные вещи, так как мы есть там. И люде, веря им - поэтому же Яворивскому, Мовчану, Шкилю и другим - они понимают, что так, надо верить Тимошенко. Но ситуация проявила, что те люди, националы, не имеют влияния на политику в БЮТ, а влияние имеют совсем другие люди, которые, к величайшему сожалению, формируют не только политику БЮТ, а это выливается у формирование национальной политики.

СЛУШАТЕЛЬ:

Добрый день. Григорий, Львов. С Тягнибоком я абсолютно несогласный: он говорит о русском языке, но он забыл о 10 статье конституции, а конституция запрещает русский язык, а он специально это делает... Не могут депутаты принять русский язык...

Сергей ДОЙКО:

Уважаемый, уважаемый, вы наверное что-то не так поняли просто...

СЛУШАТЕЛЬ:

Я все правильно понял - русский язык не может быть принят как вторая государственная, так как конституция запрещает это делать.

Сергей ДОЙКО:

Знаете, я наверное просто сейчас бы вышел и поехал бы к дому, если бы Олег Тягнибок сейчас сказал, что он наоборот за то, что русский язык был второй государственной.

СЛУШАТЕЛЬ:

Вы неправильно меня поняли. Я говорю, что конституция запрещает внедрение русского языка. Слушайте внимательно!

Сергей ДОЙКО:

Я слушаю внимательно, благодарю вас очень.

Олег ТЯГНИБОК:

Очевидно, к нам дозвонился уважаемый фанат госпожа Тимошенко, и он никак себе не может вообразить, что БЮТ таким образом мог проголосовать. Но, уважаемый господин, я хочу вам сказать, что наше украинское законодательство не только есть несовершенным...

Сергей ДОЙКО:

Господин Олеже, дайте я ответим господину, чтобы он не думал, что я здесь вообще ничего не знаю. Первый пункт статьи 10 нашей конституции: "государственным языком является украинский язык". Второй пункт, уважаемый слушатель, слушайте меня внимательно: "Украина оказывает содействие развитию русского языка и других языков национальных меньшинств, которые проживают на территории Украины". Это вторая статья, где там, извиняйте, второй государственный язык и к чему вы это все велели, я не могу понять. Я правильно сказал?

Олег ТЯГНИБОК:

Вы правильно процитировали конституцию, но суть вопроса господина заключается в том, что он себе не воображает, как можно постановлять законы, когда в конституции написаны не так, ведь конституция является основным законом и конституция имеет высшую юридическую силу от любого другого закона. Но, как видите, можно, и это не первый случай, когда украинский парламент пренебрегает конституционными положениями и постановляет те законы, которые удобные для тех уголовно-олигархических кланов, которые на данный момент находятся во власти.

СЛУШАТЕЛЬ:

Добрый день. Евгений, Киев. Господин Олеже, я что-то так не очень понимаю: если вас обидели когда-то там россияне, то чему вы позиционуєте себя как мстителя для украинского народа? Вы изберитесь в русской Думе и приводите там порядок. Когда-то вы стояли в двери и на всю страну показывали эти кадры, которые Юлю там задавлюють. Это некорректно сейчас обижать своих бувших коллег по партии. И по-третьих: не стройте свой дом, так сказать, политический из Киева, приведите порядок в Льве. Ну что это такое? Показывают, как там разворовывают, убийства, а вы здесь в стороне, хотите Крым там...

Сергей ДОЙКО:

Мы поняли, благодарим вас за вопрос.

Олег ТЯГНИБОК:

Благодарю, уважаемый господин, за вопрос. Чтобы быть депутатом государственной думы, надо быть гражданином РФ. Я является гражданином Украины и хочу работать на благо Украины. Меня не обидели никакие россияне и кто-нибудь другой. Если говорить об образах, то это не образы, это уничтожили украинцев, фактически нации была поставлены под удар. Я, как украинец, хочу, чтобы меня уважали, и все, что я сейчас делаю... Я не выступаю против любой другой наций, вы никогда от меня не могли слышать, что я пренебрежительно отношусь к другой нациям, я, как украинский националист, защищаю свое. Чему вы лишаете меня права и возможности защищать свое - свой дом, свою мать, своих близких и тех, в чьих жилах течет такая самая кровь, как у меня?

Ну, на счет Львова... Ну, во-первых, я живу в Киеве, хотя и является депутатом львовского облсовета, и могу вас уверить, что фракция ВО "Свобода" и в облсовете и в горсовете очень активно борется за социальную справедливость, за благосостояние наших граждан, несмотря на то, что мы состоим в оппозиции к действующей власти.

На счет того, что некорректно мне обижать, скажем, бывших соратников, ну... извините, я не сейчас об этом говорю, больше того, я не обижаю - я констатирую факты. "Свобода" всегда, когда надо было подвергать критике или Ющенко, или Тимошенко, или кого-нибудь другого за неправильные действия, всегда подвергала критике. Когда надо было их хвалить, мы всегда их хвалили и поддерживали, и извините, пожалуйста, вы считаете, что я имею молчать, когда БЮТ, ПР, КПУ, двое представителей НУ, несколько представителей от блока Литвина голосуют за подобный закон о государственной службе, которая фактически лишает возможности, например, мой ребенка, который сейчас заканчивает 10 класс, которая не учила в школе русский язык, возможности работать на государственной службе. Не только моей, а и многих других детей. Когда я говорю о себе и свой пример, я просто хочу таким образом показать, что есть определенная мотивация у меня...

Сергей ДОЙКО:

Господин Олеже, как вы считаете, вот все же таки в этом законе о государственной службе первой названный же украинский язык. Я так предположил, но это звучало из моих уст как утверждение, которые тогда украинской никто не будет говорить. А может наоборот? Возможно кто захотит - будет русской, а украинская - это языковой язык: вот посмотрите, как молодежь... Вы слышали раньше, лет 5-7 поэтому, чтобы молодежь разговаривала где-то на улицах, между собой на украинском языке? Возможно здесь будет возвратной эффект, как вы считаете?

Олег ТЯГНИБОК:

Ну, во-первых, в прошлой редакции о государственной службе было так же четко записаниный, что держслужбовець должен владеть государственным языком. Что-то я не припоминаю, чтобы после того все держслужбовци, особенно где-то на Востоке Украины, владели украинским языком. Так что оця норма является определенным старанием продемонстрировать, что вот, видьте, здесь есть и украинский язык. И слушайте, мы же в украинском государстве, ну о чем мы сейчас говорим? А на счет модности украинского языка, и конечно, государство могло все давным-давно сделать и закрыть тему языка, а не ждать, пока сюда приедут все эти Глеби Павловськи и будут нас делить на три сорта и фактически создавать языковую проблематику. Язык должна быть модная и престижная, и государство должна подходить именно из таких позиций. Это есть развитие украинского кино, украинской книги, украинской музыки, украинского шоу-бизнеса. Все это надо было делать чрезвычайно деликатно, чтобы молодежь самая захотела это делать, чтобы в высших учебных заведениях излагать, надо преподавателям украинской платить в два, три раза больше, стимулировать к этому, симулировать престижность языка...

Сергей ДОЙКО:

Это же надо просто делать.

Олег ТЯГНИБОК:

Это должен хотеть власть. Если есть политическое желание, политическая воля, все будет хорошо. А знаете, мне так выдается, что просто политические силы, которые начали спекулировать на этих темах, понимают, что эти темы дадут им какие-то дивиденды во время выборов, голоса избирателей, т.е. в круг мутной воде легче рыбку ловить. С одного стороны что лучше - привести в государстве порядок, а потом, скажем, иметь риск, который тебя не выберут к власти, наоборот ли создать определенную проблему в государстве и говорить...

Сергей ДОЙКО:

В нас так интересно происходит, знаете, за полгода к выборам начинают в государстве порядок приводить.

Олег ТЯГНИБОК:

Правильно. Вот в том и есть специфика Украины, которые создают самые проблемы, а потом идут к людям и говорят... Знаете, это когда-то главы советских колхозов делали - сначала создавали проблемы в своем колхозе, а потом все вместе боролись за урожай и боролись с этими проблемами, и в них это все проходило. А поскольку настоящая власть є выходцами из коммун-комсомольской элиты тогдашней, т.е. люди, которые работали в системе Брежнєва-Щербицького, то это есть понятно - их так научили, эти все комсомольчики по-иному не умеют работать.

СЛУШАТЕЛЬ:

Доброго дня. Вадим, Киев. Половина населения Украины, наших соотечественников считает русский язык своей родной. Чему мы не можем разговаривать на двух языках? Неужели они не имеют права разговаривать на родном русском языке?

Олег ТЯГНИБОК:

Имеют право разговаривать на русской, на китайской, языком хинди, на которой хочешь языку можешь разговаривать у себя дома, и в конце концов и на улице можешь, но в государственных учреждениях должны говорить на государственном языке и точка, это обсуждению не подлежит. Никто не преследует людей за то, каким языком они говорят в частной жизни. Речь идет о лице государства, о сути государства.

СЛУШАТЕЛЬ:

Доброго вечера. Роман, Тернопольщина. Смотрите, Анатолий Тимощук, патриот Украины, в составе русского клуба получил важные победы, в том числе прославил себя и Украину. Или не следует нам бесхитростнее сотрудничать с Россией? Может тогда мы получим какие-то победы в экономическом плане и так дальше?

Олег ТЯГНИБОК:

Благодарю. Я, как и вы, солидаризируюсь с вами и считаю, что Анатолий Тимощук это есть гордость для нас, так как, несмотря на то, что он, как это говорят, получает деньги в русском клубе "Зенит", но он нашел в себе патриотичные чувства, не считая ни на что, даже на критику, которая позднее падала на него в русской печати, он продемонстрировал, что он есть украинец, и этот простой мальчик из Волыни сумел поднять чувство национальной гордости и достоинства, которые, к величайшему сожалению, у нас во многом утрачено.

А относительно России - знаете, мы от России никуда не денемся. У нас с ней общая граница. Но одно дело... здесь, знаете, как закон джунглей - в мире уважают только сильного. Если мы будем сильным государством и будем самые себе уважать, то и Россия нас будет уважать.

Сергей ДОЙКО:

А сильный и радикальный это как спивставляється?

Олег ТЯГНИБОК:

Ну, знаете, это уже кто как понимает. Вот вообще слово радикализм - что такое радикализм? Радикализм в моем понимании это есть любовь к своему, любовь к своей матери. А разве любовь к матери может быть радикальной?

Сергей ДОЙКО:

Так можно должные так любить, что обнять и... извиняйте!

Олег ТЯГНИБОК:

Нет, это вы уже о каких-то отклонениях...

Сергей ДОЙКО:

Нет, я не закончил, но вы суть поняли.

Олег ТЯГНИБОК:

Я ж не говорю об отклонении, я говорю о нормальном человеческом чувстве, я является нормальным человеком. То, что у меня совершается в середине, совершается у любого человека...

Сергей ДОЙКО:

Давайте так: можно так пожать, что и кости поломать.

Олег ТЯГНИБОК:

Я еще раз говорю... ну, конечно, что можно, можно дорого сделать, но мы сейчас говорим о реалиях настоящей жизни. Итак, если мы будем государством сильной и будем себя уважать, если мы будем иметь чем торговать, например, с той же самой РФ, если мы будем сохранять свое лицо - то и они нас будут уважать.

Если мы себя ставим, как сейчас ставим, ну, извините пожалуйста, когда наши вельможи бегают один перед одним в Кремль и на ухо шепчут Путину и Медведеву, жалуются, ябедничают на своих политических оппонентов в Украине, то что они о нас думают? Они понимают, что мы есть слабаки.

Сергей ДОЙКО:

А кто это так бегает, господин Олеже?

Олег ТЯГНИБОК:

А кто это бегает? Смотрите визиты - это ПР туда-сюда, то БЮТ, то НУ...

Сергей ДОЙКО:

Так это бегают? А я думал, что это визиты.

Олег ТЯГНИБОК:

Так, визиты, это так называется наружу визиты, а на самом деле это есть унижения для украинского государства. А как Кинах тогда где-то там на коленах стоял в московских кабинетах? Все наши президенты и премьеры едва лишь получают должность, первым делом берут в Москву. Я еще раз говорю: мы никуда от них не денемся, так как это есть государство, которое с нами граничит, и эта граница, очевидно, будет продолжительное время...

Сергей ДОЙКО:

Но, господин Олеже, и вы же посещали Москву и встречались там с политиками - вы мне рассказывали это к передаче. Это или я не могу сказать, что вы туда бегаете?

Олег ТЯГНИБОК:

Нет, я ездил в Москву по приглашению украинской диаспоры. В конце концов наша позиция и программа защиты украинцев предусматривает защиту украинцев не только в пределах Украины, а и вне ее границ. В России очень значительная часть украинцев, которые сегодня являются разбросанными, и мы, к величайшему сожалению, не ведем государственной политики и не используем украинцев, которые живут в России, а нам надо их использовать для укрепления своих интересов. С одного стороны много украинцев занимают серьезные должности и имеют серьезное влияние в русской власти, т.е. государственная власть украинская имела бы так себе сесть и подумать кто там в России является украинцем, кто сохранил свои родини здесь, и формировать свою, условно говоря, агентурную сетку на территории России.

Сергей ДОЙКО:

У-гу!

Олег ТЯГНИБОК:

Со второй стороны нам надо было бы однозначно создать хотя бы одно радио, телевидение, которое цильово работало бы на украинскую общину в России, на одну и ту же Тюмень и так далее...

Сергей ДОЙКО:

Кто это даст такое сделать?

Олег ТЯГНИБОК:

Так государство это должна делать...

Сергей ДОЙКО:

Они своей оппозиции не дают по каналам показывать, русскую оппозицию. Я помню, как Каспаров говорит, что у вас здесь русских СМИ нет, а я смотрю - абсолютно нет ни одного русского СМИ!

Олег ТЯГНИБОК:

Мы должны быть хитришими, должны вести государственную политику продвижения украинских интересов не только в середине государства, а и по целому миру. Украинская диаспора должна видеть не только через кремлевскую позицию, скажем, международную политику или политику в середине России или Украины, а должна смотреть на информационную политику и сообщение через киевские окуляры.

Сергей ДОЙКО:

Господин Олеже, супер вопрос от Андрея из Донецка: "А имеют ли право представители вторых национальностей отстаивать свои права или вы оставляете это право только за украинцами?

Олег ТЯГНИБОК:

Конечно, что каждый имеет право определять свои права, только надо понимать, что в Украине титульной нациями являются украинцы. Титульная нации это, как это говорят, титульная страница, т.е. поняло, нации, которая дает название государству. Если государство называется Украина, то титульная нации украинцы, если государство называется Франция - титульная нации французы. Представители других национальностей, которые живут в Украине, а их около 140, если они уважают украинский язык, если не издеваются над украинскими традициями, не насмехаются из наших обычаев, то это есть те, которые живут по нашим украинским законам, те, с которыми мы вместе имеем строить будущее украинского государства. А те, кто относится к украинцам с пренебрежением, кто топчется по нашим найсвятиших чувствам, ну, извините, пожалуйста, кто-нибудь будет, скажем так, относиться к таким негодяям. В конце концов украинцы имеют право отстаивать свои интересы и любая другая нации так же должны отстаивать свои интересы.

СЛУШАТЕЛЬ:

Добрый вечер. Господин Тягнибок, вот вы говорите, что ваш сын никогда не учил русский язык. И вы думаете, что это хорошо?

Олег ТЯГНИБОК:

Ну, мой сын еще учится в шестом классе и нарази у него в голове побегать в футбол, поиграть в водное поло и почитать каких-то книжек, а русский язык, к величайшему сожалению, он берет из рекламы, из телевидения, и это меня так же удручает. Я говорил о своей дочурке, которая сейчас завершает последний класс, и в принципе я задал риторический вопрос: если сегодня не учат русского языка в школах, то каким образом дети могут быть государственными служащими? Я за своих детей не переживаю, мои дети знают и русский, и французский язык, они учат в немецкой специализированной школе, учатся и английскому языку. Я за своих детей спокойный, так как знаю, что они будут знать много языков, и в конце концов я, как отец, как раз оказываю содействие поэтому, чтобы языка они учили.

Сергей ДОЙКО:

Господин Олеже, в нас уже времени нет. На итог: вы верите в свою победу, если досрочные выборы все же таки будут? А теперь камешек: это я так, кусочек, чтобы потом вам продемонстрировать, когда вы проиграете.

Олег ТЯГНИБОК:

Так, я убежден, что любой результат, который получит "Свобода", это все равно будет победный результат. Мы сегодня имеем уникальный шанс пройти трьохвидсотковий барьер, и надеюсь, что "Свобода" будет в том парламенте, и мы добьемся того, чтобы мы вместе очистили власть, а соответственно и привести порядок в государстве, сделать благосостояние и защиту людей, которые это ощутят.

Сергей ДОЙКО:

Господин Олеже, я очень благодарю вас за участие в программе. Я напомню, что нашим гостем был Олег Тягнибок, лидер ВО "Свобода".

18.12.2017